МИХАИЛ СПИВАК (michael_spivak) wrote,
МИХАИЛ СПИВАК
michael_spivak

Category:

Лепи, Липатов! Мифотворцы в погонах (Илья Каплунов)

Обязательное пояснение: к погибшему парню, о котором ниже пойдет речь, вообще нет претензий. Он честно, как умел, выполнил свой долг. В этой статье речь о тех, которые на чужой смерти сами в герои желали выбиться.

Победой закончилась Сталинградская битва. Одних участников наградили орденами и медалями, других — повысили в звании и должности. А кого-то понизили… Скинули заместителя начальника штаба 2-й гвардейской армии на должность командира 86-й гвардейской стрелковой дивизии. Что стало причиной опалы, — реальные промахи новоиспеченного комдива Соколовского Василия Павловича или козни клеветников, — теперь уже выяснить не получится. Имеется лишь факт. В апреле гвардии полковника поднимают с должности начальника штаба 1-го гвардейского стрелкового корпуса до заместителя начальника штаба 2-й гвардейской армии. А уже в мае Соколовский кубарем катится вниз.

Однако упорный комдив верил, что сможет вернуть благосклонность начальства. На это указывают его первые действия в новом статусе. Как же добиться поставленной цели, если его нынешняя дивизия под Сталинградом не блистала? Не то, чтобы совсем не сражалась, но появилась на фронте после того, как основной удар приняли на себя другие части.
У комдива на это имелся план.

ЧТОБ ДРУГИМ НА ЗАВИСТЬ

В самых последних числах мая 1943 года состоялся разговор между гвардии полковником Соколовским и его подчиненным, гвардии майором Липатовым Василием Алексеевичем, командиром 260-го гвардейского стрелкового полка. Утверждать, что такая беседа имела место, можно по известному нам результату. Гвардии майор взял тогда чистый бланк наградного листа и стал описывать бой… свидетелем которому сам не являлся. Командир полка с заданием справился. Это мы тоже знаем, потому что гвардии полковник тот наградной лист подписал. Комдива Соколовского не смутил… размах героизма в творчестве Липатова.
Однако перейдём к сути. Ниже дословное изложение легендарного подвига. Орфография гвардии майора Липатова сохранена.

КАПЛУНОВ ИЛЬЯ МИХАЙЛОВИЧ
Гвардии красноармеец, стрелок бронебойщик 260 гвардейского стрелкового полка 86 гвардейской стр. дивизии. Русский, 1918 г.р., член ВЛКСМ. В Красной армии с 1938 г. На Южном фронте с 10 декабря 1942 г. Убит 20 декабря 1942 г. Ранее не награждался.

Краткое изложение личного боевого подвига:
«21 декабря в бою под населенным пунктом Нижнекумский Сталинградской области, красноармеец коммунист тов. Каплунов являясь бойцом роты противотанковых ружей, проявил исключительную самоотверженность, доблесть и отвагу. При отражении танковой атаки, Каплунов из противотанкового ружья и противотанковыми гранатами подбил 5 немецких танков. Вслед за 5 танками, которые уничтожил тов. Каплунов, на него шло еще несколько танков. Осколком снаряда тов. Каплунову оторвало левую ногу, но стойкий боец не пал духом. Будучи раненным, он продолжал бить врага. Меткими выстрелами из ПТР тов. Каплунов подбил еще 3 танка. В это время ему оторвало левую руку. Но и тут воля к победе не оставила славного воина, истекая кровью, тов. Каплунов противотанковой гранатой подбил 9-й танк и погиб смертью героя. За героизм, отвагу и стойкость Каплунов Илья Михайлович достоин присвоения ему звания Герой Советского Союза».

31 мая 1943 года, подпись гв. майора Липатова, командира 260 гв. стрелкового полка
3 июня 1943 года, подпись гв. полковника Соколовского, командира 86 гв. стрелковой дивизии
Печать: войсковая часть п/я 7207

[1] Приказ о награждении Каплунова Ильи Макаровича, «Память народа». Архив: ЦАМО, Фонд: 33, Опись: 793756, Единица хранения: 20, № записи 150013362


В тот же день, 3 июня 1943 года, заключение вышестоящих начальников подписал командир 1-го гвардейского стрелкового корпуса гвардии генерал-майор Миссан Иван Ильич.

ПЕРВОИСТОЧНИК

Все более поздние истории о Каплунове являются пересказами, дополненными выдумками разных авторов. Но первоисточник — это наградной лист.
Что в нем сразу бросается в глаза? Во-первых, Липатов не знает отчества героя. Не Михайлович, а Макарович. Ерунда, мелочь? Ладно, напутал комполка, с кем не бывает. Хотя ФИО славного воина для официального документа мог бы проверить по ведомости.

Далее: член ВЛКСМ или коммунист? На одной странице гвардии майор указал и одно, и второе. Тут секрета нет: бывший батальонный комиссар товарищ Липатов чувствовал, чего требует текущий момент — возвышать роль партии в примерах героизма. «Шапка» наградного листа заполняется по полковым документам. Там Каплунов — комсомолец. А описание подвига — сплошное творчество. Отсюда расхождение.

Странно выглядит и дата подвига — 21 декабря. В аккурат на следующий день после смерти солдата. Обе даты мирно уживаются на одной странице. Кто-то скажет «день в плюс или в минус — разница невелика». Увы, разница огромная. Немцы наступали не на всем протяжении фронта, а на отдельных его участках, и не каждый день. Если совместить указанную дату, район дислокации дивизии и журнал ее боевых действий, а потом сопоставить с немецкими данными, то картина наполняется необъяснимыми странностями. Но об этом чуть позже.

Пока зададим простой вопрос: в какой части служил Каплунов? Казалось бы, ответ очевиден, в самом верху наградного листа сказано: 86-я гвардейская… Стоп! В декабре 1942 года 86-й гвардейской стрелковой дивизии не существовало, как и 260-го гвардейского стрелкового полка. Дивизия под таким номером появилась уже после смерти Каплунова, в апреле 1943 года.

Удивительное совпадение: Каплунов совершил подвиг в декабре 1942 г. До мая 1943 г. о том событии никто не вспоминал. Вроде как и не было подвига. Но 28-го мая в дивизии появляется Соколовский, а 31-го мая Липатов прозрел: «Ба, да у нас в части герой без награды!» И тут же настрочил представление к награде. Именно это обстоятельство наводит на мысль о состоявшемся разговоре и прямом указании комдива Соколовского командиру полка: «Лепи, Липатов, такого героя, чтоб другим на зависть!»

Посмотрим на хорошо известную историю Александра Матросова: на фронт прибыл 25-го февраля 1943 года, погиб 27-го февраля. А уже в марте, буквально через несколько дней, наградной лист Матросова за подписью полковника Андронова отправился выше по инстанции. Понятна логичность интервала между датами смерти и представлением к награде, чего не скажешь в истории с Каплуновым.

Почему же Липатов с декабря молчал? По очень простой причине. В то время он находился на другом участке фронта, примерно в сотне километров от места подвига. Служил тогда Липатов в 38-й стрелковой дивизии, 48-м стрелковом полку на должности батальонного комиссара, и даже отличился в бою. Как написал в наградном листе комиссар 38-й стрелковой дивизии:
«При отсутствии командира полка [Липатов] руководил боем. При наступлении с 12.5 по 18.5.42 организовал и обеспечил полное окружение полком гарнизона противника в Терновой. При выходе из окружения тов. Липатов вывел до 300 чел. с матчастью…»

[2] «Подвиг народа». Наградной лист Липатова Василия Алексеевича

Кто кого окружил — не ясно, и не важно. Главное, что Липатов получил орден Красной Звезды. И, похоже, унаследовал красноречие бывшего начальника.
На должность командира 260-го гвардейского стрелкового полка Липатов был назначен 21 апреля 1943 года. То есть за месяц и неделю до появления в дивизии Соколовского.

[3] Липатов Василий Алексеевич, командир 260 гв. сп. с 21.04.1943 по 31.07.1943

Элементарное сопоставление дат указывает на три важных обстоятельства.
1. Комдив и командир полка узнали о Каплунове задним числом. Возможно, из армейских баек или сами придумали. Но видеть героя и его участок обороны в момент или сразу после боя они никак не могли.

2. Награждение Каплунова состоялось по требованию Соколовского. У Липатова имелось пять недель на представление Каплунова к награде. Гвардии майор за это время пальцем не пошевелил, но засуетился на третий день после появления в дивизии Соколовского. Выражаясь дипломатично, гвардии майор получил импульс от командования.

3. Версия о том, что инициатива с награждением могла исходить от командира корпуса Миссана И.И., не выдерживает проверки. Генерал-майор Миссан командовал корпусом с 10 сентября 1942 года. Если он хотел наградить Каплунова, то гораздо раньше нашел бы способ. Но и противиться инициативе Соколовского, комкор не стал.

МНЕНИЕ МЕДИКОВ

На вопрос о физических возможностях человека автору статьи ответили трое врачей с многолетним стажем. Вопрос звучал так: «Что произойдет, если зимой (при минусовой температуре 15-20 градусов) в полевых условиях, без медицинской помощи, оторвать человеку ногу? А через минут десять (допустим, это время, чтобы подбить три танка) оторвать руку. Сможет ли солдат вести бой?»

Все ответы можно обобщить в один. Потеря ноги вызовет болевой шок и потерю сознания, а затем солдат истечет кровью. Но, даже если в стрессовой ситуации в момент отсечения ноги человек сознание не потеряет, он будет на дне окопа пытаться зажать рану, из которой хлещет кровь. Человек скоро ослабеет и потеряет сознание. Стрелять из противотанкового ружья он с самого начала не сможет. Что касается еще и оторванной руки, с последующим метким бросанием гранаты, то это из области фантастики.

БОЕВОЙ ПУТЬ ГЕРОЯ

Но оставим врачей и разберемся с армейским опытом Каплунова.
Призвали его в 1938-м году на флот, как не трудно догадаться по форме… Википедия уточняет: «в военно-морскую авиацию Тихоокеанского флота». Очень сомнительное утверждение, потому что на фотографии Каплунов одет в форму моряка, в классическую тельняшку, бескозырку, что даже отдаленно не указывает на его связь с авиацией. Но, может быть, он охранял склады с авиационным керосином? Не будем гадать. Далее Википедия сообщает:
«В октябре 1941-го с группой военных моряков прибыл на фронт, где принимал участие в боях в составе 2-й гвардейской армии».

По всему выходит, что Каплунов к моменту своего героического боя был уже закаленным ветераном, имел больше года боевого опыта. При том, что в 1941-42 годах жизнь очень многих красноармейцев обрывалась в первом же бою. А Каплунов прошел через горнило наиболее яростных битв и остался жив. В этом уже его героизм. Верно? Нет, не верно.

Дата формирования 2-й гвардейской армии — ноябрь 1942 года. Не мог Каплунов «с октября 1941-го» воевать в несуществующей армии. Под Сталинградом 2-я гвардейская армия оказалась в середине декабря 1942 года. В ее состав входила предшественница 86-й гвардейской дивизии — 98-я стрелковая дивизия. С начала декабря 1942 года она пополнялась личным составом в тылу на станции Рада в Тамбовской области. В состав этой дивизии входил 4-й стрелковый полк, в который Каплунов прибыл с пополнением.

Ляп про 1941-й год появился потому, что кто-то из «биографов» моряка допустил двойную ошибку.

1. В 1941-м году существовала 98-я стрелковая дивизия первого формирования. К сентябрю 1941 года она попала в окружение и была полностью уничтожена немцами. В 1942 году появилась дивизия с тем же номером, но второго формирования. В ней оказался Каплунов.

2. Намеренно или нет, пропагандисты путают 2-ю гвардейскую армию с 2-й ударной армией. Вторая ударная армия действительно была сформирована в октябре 1941 года. Она известна тем, что одно время возглавлял ее Андрей Андреевич Власов, перешедший на сторону немцев и ставший затем командующим Русской Освободительной Армии. Власов был повешен в 1946-м году в Москве. К 2-й ударной армии Каплунов отношения не имел.

Кстати, возвращаясь к наградному листу. Уже из номера части «98-я стрелковая дивизия» видно, что Липатов снова ошибся — не являлся Каплунов гвардейцем. Маленькая деталь, но в совокупности с незнанием номера части, в которой служил Каплунов, с другими ошибками, это показывает не слишком высокий уровень осведомленности Липатова в делах его подразделения.

Под Сталинград 98-я стрелковая дивизия прибыла 11 декабря 1942 года. Каплунов в ней появился днем ранее, 10-го декабря. В район боев дивизия выдвигалась форсированным маршем протяженностью 270 километров (расстояние между Нижнекумским и хутором Верхние Липки, где выгрузилась 98-я дивизия). Прибыла к месту дислокации не ранее 18-го числа того же месяца, и только к 20-му декабря дивизия заняла боевые позиции.

«В ночь с 19 на 20 декабря с боем вышел из окружения 1378-й стрелковый полк, подразделения которого отошли в район Громославки <…> К этому времени в район Сталинграда прибыло и разгрузилось 150 эшелонов 2-й гвардейской армии. Ее соединения занимали оборону на северном берегу р. Мышкова: 98-я стрелковая дивизия 1-го гвардейского стрелкового корпуса — на участке Нижне-Кумский, Ивановка…»

[4] Самсонов А.М. Сталинградская битва, 4-е изд., испр. и доп.— М.: Наука, 1989.

Итак, весь боевой опыт новобранца Каплунова на фронте, исключая пеший марш, составлял ровно один день. Потом парень погиб. Мог ли необученный солдат являть чудеса героизма, где требуется прекрасное знание вооружения, меткость стрельбы, нечеловеческое самообладание — воевать без руки и без ноги? Конечно, не мог.

Но мифы живучая штука, а их адепты так просто позиции не сдают. Поэтому вероятно возражение: «Ладно, на фронте Каплунов воевал ровно один день. Но с 1938-го по 1942-й годы он получил богатый военный опыт и прекрасное знание оружия на флоте». Увы. Флотский опыт ничем не поможет в стрелковой дивизии. У матросов одна подготовка, у пехоты — иная. Использовать матросов в окопной войне можно (бывали случаи), но дорого и неэффективно, как рельсы делать из золота.

ВЕРХНЕКУМСКИЙ ИЛИ НИЖНЕКУМСКИЙ?

Липатов ясно пишет, что героический бой состоялся возле хутора Нижнекумского, а «биографы» Каплунова напирают на Верхнекумский? Даже уточняют: «на высоте 137.2» Даты предлагают: от 18-го до 21-го декабря. Туман с местом и датой боя напустили не случайно. Это сознательная фальсификация более позднего периода.
Завесу тайны раскрывает Самсонов Александр Михайлович, советский историк, академик АН СССР, участник сражений под Сталинградом в составе 3-го гвардейского механизированного корпуса, автор книги «Сталинградская битва»:

«В ночь на 17 декабря армия [2-я гвардейская — прим. Автора] должна была закончить сосредоточение севернее р. Мышкова 2-го гвардейского механизированного корпуса, а к утру 18 декабря двумя стрелковыми дивизиями занять оборону на рубеже Нижне-Кумский, Громославка, Ивановка, Капкинка. 16 декабря главные усилия противник сосредоточил на участке 2-й гвардейской армии в районе Верхне-Кумского и в районе Жутов 1-й — на фронте 51-й армии. Враг все еще не отказался от замысла деблокирования 6-й армии. Наиболее ожесточенные бои шли в районе Верхне-Кумского. Наступление 6-й танковой дивизии поддерживал 65-й танковый батальон, на вооружении которого были новые тяжелые танки "тигр". На участке, где оборону занимал 1378-й стрелковый полк под командованием подполковника М. С. Диасамидзе, усиленный 1-м дивизионом 1058-го артиллерийского полка, противник атаковал в течение всего дня, но успеха не добился».

Вот еще пишет Самсонов:
«Ярким эпизодом героического сопротивления советских войск являлся подвиг 24 воинов, оборонявших высоту 137,2. Стрелковая рота 3-го батальона 1378-го стрелкового полка под командой старшего лейтенанта Н. П. Наумова вместе с присоединившимся к ней ночью взводом противотанковых ружей отражала одну за другой атаки немцев. В этом бою героические воины уничтожили 18 танков и много солдат и офицеров противника».

Высоту 137.2 держали как минимум рота и дополнительный взвод красноармейцев, а не один Каплунов (которого там вообще не было). Направление неудачной атаки на Верхнекумский 18-го декабря подтверждаются и немецкой стороной. Вот, что пишет в книге «До Сталинграда 48 километров» обер-лейтенант Хорст Шайберт, командир 6-й роты 11-го танкового полка 6 танковой дивизии. Участник боев под Сталинградом:

«Дивизия сообщила, что, судя по перехваченному радиосообщению русских, Сталин присвоил войскам, защищавшим Верхнекумский, статус гвардейских, что означало признание русскими опасности наших ударов <…> Несмотря на артиллерийскую поддержку и несколько прорывов позиционной системы вокруг Верхнекумского, занять территорию поселка не удалось. Противник проявил здесь самоотверженность и упорство».

[5] Хорст Шайберт. «До Сталинграда 48 километров. Хроника танковых сражений 1942 — 1943», сс. 132 — 134.

Шайберт говорит как раз о том мехкорпусе, в котором воевал советский историк Самсонов. Два этих человека были 18-го декабря 1942 года на одном участке фронта. Как видим, сражение действительно состоялось. С немцами под Верхнекумским дрался 1378-й стрелковый полк 87-й стрелковой дивизии. Его командиру, подполковнику Диасамидзе Михаилу Степановичу, уже 22-го декабря 1942 года было заслуженно присвоено звание Героя Советского Союза. Многие бойцы его подразделения тоже оказались в числе награжденных.
Вот откуда взялись попытки «биографов» перебросить Каплунова из Нижнекумского в Верхнекумский. Расстояние между этими поселениями около 15 — 20 км. Авось никто не заметит.

ОСТАЕТСЯ НИЖНЕКУМСКИЙ

Хронология событий к 19 декабря 1942 года. До появления Каплунова на передовой, хутор Нижнекумский был захвачен немцами.

Слово Хорсту Шайберту, «Доклад командного состава», с. 154:
«Только для офицеров. 19 декабря 1942, 18:00. Командному составу 6-й армии 4-я танковая армия: 4-я танковая армия силами 57-го корпуса разбила противника в районе Верхнекумского и заняла рубеж реки Мышкова до Нижнекумского…»

То есть, на следующий день наш герой никак не мог оборонять Нижнекумский. Наоборот, 20-го декабря немецкая 17-я танковая дивизия, которая удерживала Нижнекумский, сама попала под удар советских войск.

Вот, что пишет Ганс Дёрр, генерал-майор вермахта, который с июня 1941 г. по август 1943 г. находился на советско-германском фронте, во время Сталинградской операции был начальником немецкого штаба связи при 4-й румынской армии, затем командиром 384-й пехотной дивизии:

«Бригаде Гюнерсдорфа удалось ночью ворваться в Васильевку и захватить этот населенный пункт и мост, но на рассвете 20 декабря она вела уже тяжелые оборонительные бои с противником, атаковавшим при сильной поддержке артиллерии. В то же время 17-я танковая дивизия была внезапно контратакована в Ниж. Кумский противником, пытавшимся добиться охвата ее фланга. При отражении этих контратак дивизия понесла большие потери».
[6] Дёрр Г. Поход на Сталинград. — М.: Воениздат, 1957.

Советские войска из обороны перешли в контрнаступление. Как раз к этому моменту, к наступлению, Каплунов прибыл на фронт. Свой подвиг он никак не мог совершить при описанных в наградном листе обстоятельствах. Если Каплунов погиб 20-го декабря, то исключительно наступая.

Однако в наградном листе еще одна дата — 21 декабря. Может быть, немцы перешли на том участке в контратаку? Нет, 21-го декабря они стояли в обороне под градом реактивных снарядом. Их позиции методично обрабатывали «сталинские органы», установки залпового огня М-13 и М-30. В советских войсках их любовно называли «Катюши» и «Андрюши».

Хорст Шайберт, с. 170:
«Много неприятностей доставляли нам постоянные обстрелы артиллерии и «сталинских органов», чьи ураганные налеты предвещали очередную атаку противника. Все это и было причиной выхода из строя нашей техники. Таким образом, мы теряли один танк за другим <…> Оба первых дня мы были полностью отрезаны от снабжения, без собственной артиллерии <…> только «Штуки» — Ю-87 — эти хотя бы день за днем давали нам передышку. Они с небольшой высоты, всего в нескольких метрах перед нами, забрасывали бомбами русские атакующие подразделения».

Получаем вот что: если Каплунов погиб не 20-го, а 21-го декабря, то тоже не в обороне. Он мог погибнуть от авиабомбы или в составе своей дивизии, пытавшейся выбить остатки германской 17-й танковой дивизии из Нижнекумского.
В районе Нижнекумского немцы планировали провести контрудар по наступающим советским частям… 22-го декабря. То есть, после гибели Каплунова. Но и 22-го декабря 17-я танковая дивизия не смогла атаковать, так как на другом участке немцам срочно пришлось затыкать брешь.

Слово Гансу Дёрру:
«… чтобы использовать все возможности, командующий приказал 57-му танковому корпусу отойти из Ниж. Кумский и, сосредоточив все силы, 22 декабря нанести удар от Васильевки на север. Для этой цели командир 57-го танкового корпуса решил подтянуть ночью 17-ю танковую дивизию из района Ниж. Кумский и сосредоточить ее за 6-й танковой дивизией. Но намеченное наступление не удалось осуществить, так как 22 декабря противник еще до наступления рассвета со всех сторон с возрастающей силой возобновил атаки на населенный пункт Васильевка, причем южнее ее он пытался перерезать дороги, по которым осуществлялась связь корпуса с западом. Поэтому 57-й танковый корпус выдвинул 17-ю танковую дивизию на юго-восток в направлении на Аксай, чтобы ликвидировать постоянную угрозу своему восточному флангу».

С местом боя и гибели Каплунова определились. Похоронен он в братской могиле около Нижнекумского. О том же говорит наградной лист. Выдумывать иное место гибели солдата Липатову смысла не было.
Бои 21-го декабря не закончились. Немцы перегруппировались 22-го и 23-го наносили контрудары. Но эти даты уже находятся за временными рамками истории Каплунова.

САМСОНОВ ПРОМОЛЧАЛ

Академик Самсонов также лично разрушил миф о героизме Каплунова, не упомянув его в своем монументальном труде. Но, может быть, Самсонов писал о действиях армий и подразделений, опуская подробности личного героизма? Нет, академик не скупился на возвышенный тон. В советских источниках сплошная превосходная форма, и Самсонов был ее органической частью. Вот про бой 1378-го полка:

«Среди погибших советских воинов Майоров [комиссар штаба 4-го механизированного корпуса — прим. Автора] увидел одного бронебойщика, изрешеченного пулями танкового пулемета: солдат лежал, крепко сжимая в руках противотанковое ружье, ствол которого был направлен в сторону подбитого танка; умирая, он не чувствовал себя побежденным. Недалеко от бронебойщика, в каких-нибудь двух метрах от него, Майоров увидел труп советского санитара. По кровавому следу, по измятой траве было видно, что, уже обессиленный, истекавший кровью, он полз вперед, стремясь оказать помощь раненому воину. Еще один труп бронебойщика лежал между разорванными гусеницами танка с работающим мотором».

И вот еще у Самсонова:
«… нашли и тело начальника политотдела бригады М. Ф. Мишурова. До войны он был партийным работником — секретарем РКВКП(б) в районных центрах Смоленской области, в г. Вязьме… Погиб М. Ф. Мишуров <…> в тот момент, когда пытался организовать сопротивление в поселке колхоза им. 8 Марта. Вместе с ним погибли Н. Г. Цыганков (старший инструктор политотдела) и замкомандира артдивизиона капитан С. Э. Айвазов».

Самсонов перечисляет безымянных бронебойщиков, санитаров, инструкторов политотдела. Но ни разу не назвал по имени главного героя Каплунова. Можно было не писать целую статью, потому что один этот эпизод не оставляет камня на камне от истории, выдуманной гвардии майором Липатовым.

Кстати, Липатов так и не увидел своего «протеже» Героем Советского Союза. Гвардии майор погиб через три месяца после назначения в 260-й гвардейский стрелковый полк. Звание Каплунову было присвоено 26 октября 1943 года. Поэтому странно выглядит Золотая Звезда на его кителе.

ТРУБОДУР С. СЕМЁНОВ

Последнее, что осталось выяснить, каким образом выдуманная Липатовым история, оказалась достоянием широкой общественности. Ведь мало кто станет рыться в архивных справках и отчетах. Нужен рупор в растиражированном издании.

Один из таких рупоров — некий С. Семёнов. Он дополнил творчество Липатова еще более заковыристой отсебятиной (иначе его рассказ не охарактеризуешь) и в 1974 году отправил рукопись в «Военно-исторический журнал». Главному редактору «Военно-исторического журнала», генерал-лейтенанту, доктору исторических наук, товарищу В.А. Мацуленко история понравилась. Забивать голову пустяками, вроде перепроверки информации, В.А. Мацуленко не стал и никого из своих многочисленных подчиненных не просил, а тиснул в номер как есть (орфография сохранена):

«… На одном из участков, на подступах к хутору Нижне-Кумскому, путь врагу преградил 260-й гвардейский стрелковый полк, в котором служил Каплунов. 21 декабря в районе высоты 137.2 гвардейцы отбили четыре атаки противника с большими для него потерями. Однако враг не успокоился. После полудня на узком участке фронта он бросил в бой 17-ю танковую дивизию и 65-й батальон тяжелых танков. Каплунов бил по фашистам из снайперской винтовки. Но вот справа от него бронебойщик, сраженный осколком, выронил из рук противотанковое ружье. Илья взял ружье и смело вступил в бой с пятью фашистскими танками. Меткими выстрелами он остановил два из них. Другие приближались к высоте. Вот две машины свернули вправо. Выстрелы, метко сделанные Каплуновым, достигли своей цели. Оба танка вспыхнули ярким пламенем.
Фашисты заметили отважного бронебойщика. На большой скорости пятый танк помчался на окоп Каплунова. Илья схватил противотанковую гранату. Но бросить он ее не успел: бронированная машина была уже над ним. Рев моторов заглушал все. Когда танк миновал окоп, Каплунов стряхнул с себя комья земли и снега, оправился от минутного страха и одну за другой бросил две гранаты на моторную часть машины. Сильный взрыв потряс воздух: сдетонировали боеприпасы. Башню танка сорвало и отбросило в сторону.
Наступило затишье, но не надолго. Вскоре из-за балки выползли еще четыре машины.
Каплунов не дрогнул и на этот раз. Меткими выстрелами он подбил еще три танка. Однако и сам получил два тяжелых ранения [С. Семенов постеснялся рассказать про оторванную ногу и руку — прим. Автора]. Илья истекал кровью, силы покидали его. Но впереди грозно рычал один из фашистских танков. Тогда он с трудом выбрался из окопа [Куда редактор смотрел?! Он — танк? — прим. Автора], и с противотанковой гранатой в руке пополз наперерез стальной громадине, оставляя на снегу кровавый след. Бой затих, фашисты отошли. Друзья нашли Каплунова у гусеницы девятого подбитого им танка.
Коммунист Илья Макарович Каплунов навечно зачислен в списки Н-ского гвардейского полка…»

[7] С. Семенов (г. Москва). Военно-исторический журнал, №7, 1974 г., сс. 120 — 121

Насчет «Н-ского», это не шутка. Так прямо в журнале написано. И подробности про «стряхнул снег» и «минутный испуг» товарищ С. Семенов явно приписал для красного словца. Так или иначе, многие современные варианты «биографии» Каплунова вытекают из пассажа С. Семенова.

ПЛАН НЕ СРАБОТАЛ

За всю войну гвардии полковник Соколовский так и не поднялся выше командира дивизии. Судя по скупым источникам, воевал он неплохо. Что тормозило продвижение по службе? Никто достоверно не знает. Может быть, в высоких штабах не простили «героическую выдумку», выходящую за все принятые в РККА рамки очковтирательства? Как бы то ни было, находясь на генеральских должностях с 1942 года, он только во второй половине 1944-го дослужился до генерал-майора. Соколовского, будто чья-то незримая рука давила вниз.

ИСТОЧНИКИ:

[1] Приказ о награждении Каплунова Ильи Макаровича, «Подвиг народа». Архив: ЦАМО, Фонд: 33, Опись: 793756, Единица хранения: 20, № записи 150013362

[2] «Подвиг народа». Наградной лист Липатова Василия Алексеевича

[3] Липатов Василий Алексеевич, командир 260 гв. сп. с 21.04.1943 по 31.07.1943

[4] Самсонов А.М. Сталинградская битва, 4-е изд., испр. и доп.— М.: Наука, 1989

[5] Хорст Шайберт. «До Сталинграда 48 километров. Хроника танковых сражений 1942 — 1943», с. 132. (Scheibert, Horst. Bis Stalingrad 48 km)

[6] Дёрр Г. Поход на Сталинград. — М.: Воениздат, 1957.

[7] С. Семенов (г. Москва). Военно-исторический журнал, №7, 1974 г., сс. 120 — 121

Михаил Спивак, Виннипег.
Публикация в журнале "Новый Континент"
Tags: Война, Илья Каплунов, Сталинград, Фальсификация истории, миф, разоблачение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment